ЦИФРОВИЗАЦИЯ: ОТ ШУМЕРОВ ДО НАШИХ ДНЕЙ

Прослушать новость

Елена и Александр Михайловы

  Сегодня успехи стран в цифровизации являются глобальным конкурентным преимуществом. Однако ошибочно думать, что наша эпоха первая, где цифровизация играет такую важную роль. Просто процесс шёл на других носителях.

Цифровизация много лет назад

Основоположник менеджмента Питер Друкер в свое время сформулировал аксиому: «Управлять можно только тем, что можно измерить». Поэтому цифровизация существует с тех пор, как существуют инструменты измерения и институты управления.

Так, современная система счисления появилась из потребности точного учета сбора налогов. В быту люди считали по пальцам рук и ног, а все остальное – просто «много». Цифровизация (начатая шумерами на глиняных дощечках где-то в середине 4-го тысячелетия до н.э.) стала необходимым условием для существования государства и, точнее, государственного управления.

Для эффективного управления всем социумом в принципе необходимы «толчки в развитии», точки отсчета, измеряемые величины. Вспомним: цивилизация Древнего Египта жила в ритме исчисляемых жрецами циклов разлива Нила. А Советский Союз в 1930-е годы взялся пятилетками мерять процесс тотального нормирования труда в экономике. Тогда цифровизация легла на бумажные носители (тарифные справочники, СНиПы и ГОСТы), и к 1950-м годам страна регулярных голодоморов стала сверхдержавой с плановой экономикой и донорской помощью для половины стран мира.

Ясно, тем не менее, что цифровизация не панацея, а всего лишь технология, которая в самом деле дает конкурентное преимущество. Но оно относительное: сегодня есть, а завтра нет. В лидеры цифровой гонки могут выйти и аутсайдеры, если у них получится оперативней прочих среагировать на изменения в потребительском поведении. Среди таких прорывных направлений цифровизации сегодня – онлайновый ритейл, экономика «по требованию», экономика совместного потребления, викиномика, экономика платформ, цифровая трансформация, цифровые экосистемы, блокчейн, интернет вещей, машинное обучение, большие данные, искусственный интеллект. И это далеко не полный список внезапно возникающих трендов, которые открывают дорогу самым-самым.

Лидерство и угрозы цифровизации

А можно ли выделить в мировом масштабе тот технологический тренд, в котором кто-то уже вправе праздновать безоговорочную победу? Или такое лидерство – всего лишь временный успех? Человечество уже переживало две высокотехнологические глобальные гонки, ядерную и космическую. На их примере можно попробовать сформулировать в общем виде три ответа на вопрос про природу и судьбу лидерства в цифровизации.

Во-первых, переход от неспешной деятельности к взрывному ускорению вызывается тем, что в результате развития некой технологии возникает гипотетическая возможность уничтожения своих геополитических противников (как при создании ядерного оружия или межконтинентальных ракет «первого удара»).

Во-вторых, гонка идет до тех пор, пока есть надежда вырваться вперед. Но и тогда очень быстро приходит понимание, что паритет – это единственно допустимое состояние технологии, потому что это естественное следствие конечности ресурсов и равенства интеллектуальных способностей специалистов в разных странах. Как только это становится очевидным, участники гонки становятся вдруг договороспособными и согласованно резко сбавляют темп.

В-третьих, доминантным усилием участников гонки становится не дальнейшее развитие технологии, а то, чтобы на «беговой дорожке» не появились новички, разумеется, в интересах мира во всем мире. Так страны, участники гонки, переходят к политике технологического сдерживания.

Вывод один: чем больше роль цифровизации в нашей жизни, тем больше и скорее окажется ущерб от возможных злонамеренных действий. Вот наглядный пример.

После кибератаки на американский Балтимор (на фото) «Лаборатория Касперского» для описания действий кибер-преступников ввела новый термин «зашифрованные города».

Кто боится цифровизации

Тотальная цифровизация в масштабе города – уже реальность. Но там, где реализованы технологии «умного города», начинаются попытки кибер­атак на городские администрации. Например, города США страдают от одной и той же угрозы – шифровальщиков (злоумышленников, которые внедряют в компьютеры потерпевших вредоносные программы, зашифровывающие файлы, из-за чего те невозможно использовать).

7 мая 2019 года был атакован город Балтимор. Злоумышленники за предоставление ключа шифрования требовали выкуп в биткоинах. Администрация города отказала вымогателям, ущерб составил около 18 миллионов долларов. Через несколько недель оказались зашифрованы компьютеры города Ривьера Бич в штате Флорида. Город заплатил вымогателям 65 биткоинов (примерно 600 тысяч долларов). Спустя неделю атакован Лейк-Сити в той же Флориде. На этот раз городская администрация выплатила вымогателям порядка 500 тысяч долларов.

«Лаборатория Касперского» для описания таких действий кибер-преступников ввела даже новый термин – «зашифрованные города». А с учетом того, что после «умных городов» на очереди «умные страны», среди потерпевших вполне ожидаемы и целые «зашифрованные страны». И если кто-то думает, что злоумышленники не потянут масштаб, то они ошибаются. Потому что в процесс обязательно вступит государство. Думать, что политики «постесняются» отдать приказ применить кибероружие – верх наивности. Кибервойска сейчас отсутствуют, пожалуй, только у пигмеев Африки, у мировых держав это оружие тотальной цифровизации есть.

РЕЗЮМЕ

И потому ясно: цифровизация подошла к черте, когда уровень развития стран стал таким, что со дня на день стоит ждать появления стимула и «стартового выстрела» для начала цифровой гонки в мире. Это вполне эсхатологическая угроза. Пока она вежливо называется «непредсказуемой и быстро меняющейся» повесткой в цифровой сфере, но это на самом деле – разминка перед стартом, этакий «револьвер у виска каждого». Цифровые технологии – в кармане каждого, в доме каждого, на работе у каждого, кибер-агрессорам будет нетрудно «простимулировать» любого и всех вместе. Цифровая гонка только начинается.