«Экономическая революция» в новой индустриализации

Процессы, происходящие в мировой экономике, заставляют Россию пересмотреть cтратегию экономического развития и пойти на необходимые преобразования, чтобы побеждать в конкурентной борьбе за рынки, технологии и капиталы. В начале февраля в Кемерове на выездном заседании Совета Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики была представлена одна из альтернативных стратегий. Мероприятие стало не только межотраслевым, но и межрегиональным — обсудить документ собрались представители крупнейших промышленных центров Сибири.

ГЛАВНЫЙ ДОКУМЕНТ

Стратегия экономического развития России до 2025 года разрабатывается в ответ на поручение президента РФ. Напомним, в послании к Федеральному собранию Владимир Путин распорядился подготовить и утвердить комплексный план действий Правительства на 2017–2025 годы, предусматривающий не позднее 2020 года достижение темпов роста экономики, превышающих общемировые. Предполагается, что в нем должны быть предусмотрены меры по улучшению делового климата, повышению результативности крупных инвестиционных проектов, наращиванию объема несырьевого экспорта, развитию малого и среднего предпринимательства, повышению эффективности государственной поддержки отраслей экономики. Установленный срок готовности документа — 30 мая.

ТПП — не единственная структура, занятая разработкой новой стратегии. Известно, что альтернативные программы готовятся Столыпинским клубом, Центром стратегических разработок Алексея Кудрина, Российским союзом промышленников и предпринимателей, «Опорой России» и «Деловой Россией».


Депутат Государственной думы, член правления ТПП РФ Татьяна Алексеева напомнила, что в 2013 году Министерство экономического развития разработало Прогноз долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2030 года, включающий анализ экономического развития в первые десятилетия, а также возможный сценарий дальнейшего движения, но собственно стратегией этот документ трудно назвать: «В нем не обозначены ни драйверы, ни механизмы, которые могли бы эффективно преобразовывать экономическую ситуацию в развивающуюся систему.
Еще одно слабое звено — отсутствие долгосрочных ориентиров развития нашей экономики. Как ожидалось, реализация Стратегии 2020 качественно изменит экономику и общество к концу этого десятилетия. Но эксперты единодушны в том, что эту стратегию не удалось воплотить даже на треть. России необходимы четкие стратегические цели с долгосрочным горизонтом планирования до 2030 года. А пока складывается парадоксальная ситуация: при отсутствии главного концептуального документа принимаются отраслевые стратегии».

«Не нужно предаваться иллюзиям, что будет некая отдельная стратегия развития страны, разработанная ТПП, — подчеркнул в ходе заседания вице-президент ТПП РФ Дмитрий Курочкин. — Много команд в настоящее время работают параллельно. Мы разработали предложения от системы ТПП, затем эта стратегия будет согласовываться с другими деловыми объединениями, прорабатываться на других уровнях. Наша задача — собрать ключевые предложения, которые принципиально важны для предпринимательского сообщества».

Предваряя презентацию принципов Стратегии, Дмитрий Курочкин коротко рассказал о круге экспертов, принимавших участие в ее разработке: «Мы начали с комитетов и советов ТПП, их у нас около 30. Также подключили к работе экспертное и академическое сообщество на площадке Финансового университета при Правительстве РФ: в январе на этой площадке мы организовали детальное обсуждение с экспертами ведущих московских экономических вузов. А сегодня начинаем серию обсуждений с региональным предпринимательским сообществом».
Примечательно, что Кемерово стал первой региональной площадкой, а мероприятие получило межотраслевой и межрегиональный статус: документ, определяющий будущее страны почти на десятилетие вперед, взволновал и представителей областной, муниципальной законодательной и исполнительной власти, и предпринимателей из Кузбасса, Красноярска, Новосибирска, Томска и Барнаула.


ИЗМЕНЕНИЕ ПАРАДИГМЫ ЭКОНОМИКИ

«Новая индустриализация» приведет к росту доли обрабатывающих производств в структуре ВВП, а также в экспорте. Наряду с количественными изменениями произойдут значительные качественные преобразования экономики страны: более чем в 2 раза возрастет вклад сельского хозяйства и обрабатывающей промышленности в ВВП и снизится значение «виртуальной» экономики. Это является ключевым аспектом, так как переход с сырьевого развития на инновационное без развития гражданской промышленности невозможен.

 

По оценке ТПП, смена принципов экономической политики и концентрация государственных усилий на развитии обрабатывающих секторов экономики и АПК в кратчайшие сроки приведет к положительному количественному и качественному изменению экономики. Так, ВВП страны в постоянных ценах к 2030 году увеличится в 3,4 раза по сравнению с 2015 годом, экспорт возрастет почти в 4 раза — с 17 трлн рублей в 2015 году до 66 трлн рублей в 2030 году, а реальные доходы населения возрастут в 2,3 раза и достигнут 71 тысячи рублей в месяц в ценах 2015 года.
*Валовая добавленная стоимость
в основных ценах.
Данные Росстата

РАЗВИТИЕ НЕСЫРЬЕВЫХ
СЕКТОРОВ ЭКОНОМИКИ

В результате интенсификации инвестиций в обрабатывающие производства будет обеспечено образование высокопроизводительных рабочих мест. Растущие обрабатывающие сектора потребуют качественного развития инфраструктуры, спрос на услуги возрастет многократно. Равномерное развитие экономики снизит централизацию, что приведет к развитию малых городов, деревень и поселков. Таким образом, предлагаемые в программе принципы обеспечат социальное развитие государства. 

 


ПРИНЦИП АЛЬТЕРНАТИВЫ

«С одной стороны, мы предлагаем простые вещи, может, даже очевидные, — отметил, приступая к изложению принципов Стратегии, председатель Совета ТПП по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России Константин Бабкин. — С другой — это серьезная альтернатива текущей экономической политике. И эти изменения давно назрели».

Вариант стратегии от ТПП делает ставку на «новую индустриализацию», ее тезисы посвящены созданию условий для того, чтобы в России было выгодно производить несырьевые товары и развивать обрабатывающие производства.

Приоритизация промышленности и вывод сельского хозяйства из субсидируемой отрасли в локомотивы развития экономики способны, по мнению разработчиков, обеспечить долгосрочное социально-экономическое развитие страны. План действий по модернизации экономики состоит из трех разделов, каждый из которых посвящен соответственно изменению внешнеторговой, налоговой и денежно-кредитной политики Правительства.

С ВТО И БЕЗ ВТО

Внешнеторговая политика должна возвести в приоритет развитие внутреннего производства, а товары с высокой добавленной стоимостью должны составлять основу российского экспорта. Согласно приведенной в документе статистике, такая продукция составляет на сегодняшний день более 69% всего импорта, в то время как в структуре экспорта более 70% стоимости приходится на долю сырьевых продуктов. Задача — достичь обратной структуры внешней торговли.

Также Константин Бабкин затронул тему роли членства России во Всемирной торговой организации (ВТО): «18 лет мы стремились в ВТО, 4 года являемся ее членом. Любой ценой мы стремились вступить в эту организацию, а как это отразится на нашем реальном секторе — рассматривалось как побочный эффект, не особо принималось во внимание».

Чтобы внешняя торговля шла на пользу экономике России, ее ключевой идеей должен стать протекционизм. «Мы должны делать все и по всем направлениям, чтобы наши промышленники находились в лучших условиях или, по крайней мере, не в худших, чем конкуренты, — считает Константин Бабкин. — Если нам это не удается — нужно изменять ввозные таможенные пошлины, выравнивая с их помощью условия конкуренции».

Предупреждая критику такого подхода, спикер подчеркнул, что цели «отгородить Россию забором» не стоит: «Мы не создаем тепличные условия для России, а создаем равные!».

Объем работы здесь предстоит огромный: проанализировать неравенство условий для российских и зарубежных производителей по каждому товару отдельно и просчитать размер заградительного тарифа. Здесь, по словам эксперта, есть свои сложности: «Кому-то выгодно больше импортировать дешевое, кто-то, напротив, хочет производить здесь и импорт ему мешает. Это всегда вопрос конфликта. Мерилом должны быть равные условия конкуренции между российскими и зарубежными производителями».

Предполагается, что по мере укрепления позиций российские производители перестанут нуждаться в такой поддержке, и необходимость в пошлинах отпадет. Константин Бабкин оценил эту перспективу ориентировочно в 20–30 лет.

В завершение разговора о внешней торговле Константин Бабкин развенчал миф о том, что у государств-членов ВТО возможности поддерживать своих производителей практически отсутствуют: «Это все страны делают — с помощью техрегламентов, ГОСТов, стандартов, экологических требований. Если не удается эффективно применять защитные меры, предлагают реформировать эту организацию. Многие страны недовольны правилами ВТО! Если же все оказывается неэффективным, нужно выходить из ВТО. Например, новый президент Америки не исключает для своей страны такой вариант развития событий».

МЕНЬШЕ НАЛОГОВ — БОЛЬШЕ БИЗНЕСА

«Налоговая политика сегодня нацелена на сбор как можно больших сумм денег, не обращая внимания на последствия», — сформулировал основную проблему налоговой системы Константин Бабкин.

Отчасти это одна из причин того, что в России сегодня невыгодно производить. ТПП предлагает переориентировать стратегию с сугубо фискальных целей на стимулирование промышленности: точечно снизить налоги таким образом, чтобы в выигрыше оказались несырьевые производители и те, кто инвестирует в развитие своих предприятий, будь то человеческий ресурс или оборудование.
Возврат инвестиционной льготы в этом контексте — самый простой и очевидный шаг.

«Правительство Евгения Примакова в конце прошлого века ввело эту инвестльготу, и в стране сразу пошел экономический рост, увеличился сбор налога на прибыль, — напомнил Константин Бабкин. — Алексей Кудрин эту льготу отменил, и рост замедлился, упал сбор налогов. Мы предлагаем ее вернуть. Тем более, что она существует во многих развитых и развивающихся странах».

Еще один инструмент, призванный ускорить строительство несырьевой экономики — «обратный налоговый маневр». Как известно, в настоящее время в России декларируется принцип равнодоходности продаж на внутреннем и внешних сырьевых рынках, в частности, на рынках нефти и газа. Это достигается повышением внутренних налогов и акцизов при одновременном снижении экспортных пошлин. Разработчики стратегии предлагают сделать с точностью до наоборот, мотивируя это тем, что обеспеченность недорогим сырьем является конкурентным преимуществом страны и должна служить базой для развития несырьевой экономики. А развитая экономика даст гораздо больше благ, чем простое извлечение сырьевой ренты. «Как показывает опыт Америки, если мы сделаем такую налоговую систему, бензин подешевеет на 40%», — заявил Константин Бабкин.

В дополнение к этому предложено дифференцировать возврат НДС при экспорте в зависимости от уровня переработки сырья и его добавленной стоимости. Как ожидается, это дополнительно пополнит бюджет на 900 млрд рублей, а отечественная промышленность получит подешевевшее сырье, следовательно, повысит свою конкурентоспособность. Кроме того, снижение экономической привлекательности экспорта необработанного сырья будет дополнительно стимулировать развитие обрабатывающих мощностей в России.

Видоизменить предложено и шкалу налогов с фонда заработной платы. Как утверждают разработчики стратегии, для снижения налоговой нагрузки на бизнес и более справедливого распределения доходов необходимо перейти с регрессивной шкалы на прогрессивную, одновременно объединив НДФЛ и взносы в социальные фонды в единый подоходный налог. При этом с годовой суммы заработной платы до 240 тысяч рублей взимать 35% налогов, с суммы от 240 тысяч рублей до 1,8 млн рублей — 40%, с зарплаты свыше 1,8 млн — 45% (сейчас взимается 43%, 40% и 28% соответственно).

Данный подход также рассматривается с точки зрения пользы для развития несырьевой экономики: «В несырьевой экономике зарплаты невысокие. Если там снизить налоги, это повысит привлекательность работодателей». Другие преимущества снижения налоговой нагрузки на фонд оплаты труда — сокращение «теневой» занятости, что автоматически повлечет рост собираемости налогов».
Также вариант стратегии развития от ТПП рекомендует снизить издержки администрирования бизнеса за счет унификации бухгалтерской отчетности (сегодня организации вынуждены вести бухучет по трем стандартам одновременно), снижать налоговую нагрузку в случае образования профицита бюджета и пересмотреть принципы бюджетного федерализма в пользу субъектов федерации. Отметим, последнее — особенно «больная» тема для сырьевых регионов, к числу которых относится и Кемеровская область.

ДЕНЕГ МНОГО НЕ БЫВАЕТ

Предлагаемая денежно-кредитная реформа не стала исключением — во главу угла также была поставлена идея развития производства. В оценке действующей сегодня в стране кредитно-денежной политики Константин Бабкин был категоричен: «Идеология сегодня неправильная. В сентябре Центробанк РФ принял документ «Основные направления денежно-кредитной политики», в нем 153 раза упоминается слово «инфляция»! Делается все, чтобы бороться с инфляцией, не обращая внимания больше ни на что. При этом в России самый низкий уровень кредитования экономики (денег в стране нет, мы боремся с инфляцией) и высокая ключевая ставка. Сравнимая с нашей ключевая ставка только в Бразилии, поэтому эта страна имеет падение промышленного производства на 11%, дело дошло до импичмента президента. Мы предлагаем снизить ключевую ставку, чтобы обеспечить экономику дешевыми деньгами».

Как и следовало ожидать в свете данного тезиса, политику Центробанка по сокращению количества банков Константин Бабкин оценил негативно: «Это ведет к монополизации банковской системы, удорожанию денег, повышению рисков и подрыву конкурентоспособности. Предлагаем отзывать лицензии только в судебном порядке. Если есть нарушения — не ликвидировать целое учреждение, а наказывать конкретных физлиц».

Ключевую ставку эксперты ТПП призывают снизить до 1%, стоимость кредитов — до 2% годовых. Опасаться инфляции при этом, как уверяет Константин Бабкин, не стоит: «Если будем применять протекционизм, изменим налоговую политику и сделаем все, чтобы самым выгодным вложением средств было растущее производство и потребление российских товаров — экономика будет расти. Примеров в мире масса! Так, Китай за последние 30 лет увеличил свою экономику в 50 раз, объем денежной массы нарастил в 100 раз. Активно проводил эмиссию, и инфляция никогда не превышала 4%».

Дополняя основного докладчика, председатель комитета по финансовым рынкам и кредитным организациям ТПП Владимир Ганза обозначил две глобальные проблемы, стоящие на сегодняшний день перед российской экономикой: демонетизацию и деиндустриализацию. Обе они, по его словам, настолько взаимосвязаны, что решение одной без решения другой невозможно.

«В 2004 году в нашей стране началась эпоха стерилизации денежной массы, — рассказал об истоках демонетизации Владимир Ганза. — За это время мы настолько обескровили экономику, что даже в 2012 году, когда цены на нефть были 100 долларов, она начала падать. Другая причина — объем изъятия государством финансовых ресурсов из экономики в бюджет. Россия ежегодно изымает в консолидированный бюджет в виде налогов, обязательных платежей, штрафов, сборов и так далее 43% ВВП. Откуда возьмется инвестиционный ресурс? Его просто не остается!».

Но ресурс для решения проблемы все-таки есть: по данным эксперта, в стране около 45 трлн рублей свободных денежных средств, так называемый кэш. «Даже если использовать 10% этого потенциала, это даст рост инвестиций на 25% ежегодно, — заверил Владимир Ганза. — Классический закон, всеми подтвержденный: если хотите получить 1% экономического роста, вы должны обеспечить 2% роста инвестиций. Так что сегодня есть все необходимые условия для реализации этой программы».

ВСЕ ПРАВИЛЬНО НАПИСАНО

В целом бизнес и приглашенные эксперты оценили предложенную стратегию очень позитивно. Пожалуй, настроение многих присутствующих выразил в своем эмоциональном выступлении генеральный директор АО ХК «СДС-Маш» Александр Мирошник: «Очень хороший документ, все написано правильно. Но это же полностью противоречит «политике партии и правительства», которые сегодня работают совсем в другом направлении! Как это выполнять?!». Но, судя по описанным гендиректором «СДС-Маш» проблемам, съедающим прибыль предприятия (прежде всего — неоправданному и хаотичному увеличению цен со стороны экспортеров-металлургов), надежды на принятие и успешную реализацию этой стратегии он возлагает немалые.

Впрочем, критика также звучала. Президент Томской ТПП Аркадий Эскин не согласился с необходимостью замены прогрессивной шкалы налогообложения на регрессивную: «Мы против, так как таким образом мы убьем средний класс. А мы их только-только стали выводить из тени! С трудом доказали, что надо жить «всветлую». Не трогайте бизнесменов: они занимаются занятостью, обеспечивают нам рабочие места». Снижать налоги в случае образования профицита бюджета президент Томской ТПП тоже посчитал излишним: «Надо просто перенаправить доходы на то, о чем говорится в документе».

Заместитель председателя комитета по вопросам предпринимательства и инноваций Совета народных депутатов Кемеровской области, руководитель Регионального инжинирингового центра Егор Каширских горячо поддержал внесение изменений в распределение налогов между бюджетами разных уровней: «Мы реализуем программу поддержки МСП, каждый год ездим в Москву, требуем субсидии на реализацию этой программы. Выделяют на это сущие копейки! Так, в этом году это без малого 100 млн рублей на весь регион. Потом эти деньги разделяются по 100, по 50 тысяч рублей на всякие мелочи. Три года подряд говорим о том, что малый бизнес нужно развивать, и три года подряд финансирование этой программы уменьшается! Сейчас в правительстве везде бухгалтеры, а задача бухгалтера — сэкономить. Бюджетный долг у Кемеровской области — больше 60 млрд рублей при бюджете 90 млрд с небольшим, с трудом удается найти 20 млн рублей на софинансирование этой программы. Муниципалитеты в этом не участвуют — там вообще денег нет».

Председатель правления Клуба инвесторов Кузбасса Евгений Востриков поделился идеями по совершенствованию экономики и инвестиционного климата: «Проблема № 1 — малое количество профессионально подготовленных стартапов. Есть инвесторы, а подготовленных проектов нет. Сегодня государство начинает поддерживать, финансировать тему «упаковки» проектов, но пока очень узко, секторально. А эту задачу нужно возвести в разряд стратегических. Второе — необходимо снижение энерготарифов. На нашей практике уже потеряно несколько крупнейших инвестпроектов международного уровня стоимостью по миллиарду долларов потому, что мы не смогли выполнить требование инвестора: 1 рубль за 1 кВт. Далее — стоимость земли. Ее у нас немало, давайте хотя бы на прединвестиционный период, пока идет строительство, освободим инвестора от арендной платы за землю. Либо перенесем ее на период, когда проект начнет приносить доход. Такая практика уже есть в Анжеро-Судженске и она успешна. Нельзя ли ее закрепить на уровне федерального законодательства?».

Также Евгений Востриков посетовал на острую нехватку законных инструментов синдицированного финансирования проектов: «Все финансовые институты настолько зарегулированы, что ни один банк сегодня проектное финансирование не предоставляет. То есть стартапы могут финансироваться только за счет частных инвестиций, частных рисков. Но если мы хотим объединиться с целью синдицированного финансирования, у нас есть один-единственный инструмент — инвестиционное товарищество, которое также не в полной мере соответствует нашим требованиям: в него не могут войти физлица, неясно налогообложение, и финансировать так можно лишь чисто венчурные проекты. Как инвесторы, мы хотим, чтобы у нас были трасты и другие возможности».

Большинство выступающих не столько комментировали представленную стратегию, сколько делились наболевшим в надежде, что их чаяния будут услышаны и найдут отражение в разрабатываемом документе. Недостаток инвестиционных инструментов, непредсказуемость экономической политики, величина тарифов и особенности их регулирования, сокращение программ поддержки малого бизнеса, давление со стороны надзорных органов — все эти проблемы звучали не впервые.

«Мы не можем не учитывать тот градус напряжения, который был сегодня, — поделился впечатлениями после мероприятия Дмитрий Курочкин. — В марте у нас состоится традиционный налоговый форум, на котором будет присутствовать руководство ФНС, так что все предложения, которые прозвучали в Кузбассе, мы на него вынесем. Не будем предаваться иллюзиям, что все вопросы мы там решим, но мы их обязательно поставим и будем последовательно отстаивать».
Автор: Жанна Крылова