ЦИФРОВИЗАЦИЯ – ЭТО МЫШЛЕНИЕ

Прослушать новость

Лилия Горбунова

Не важно, в какой сфере работает бизнес – телеком или нефтяная промышленность – цифровизация касается всех. Но все ли могут встроиться в этот тренд? Об этом шел разговор на одной из площадок ПМЭФ. Спикер этой площадки Денис Конанчук, академический директор московской школы управления «Сколково» рассказал о новом типе мышления руководителей и тех, кто меняет мир.

ПРО СИТУАЦИЮ

Если посмотреть опросы руководителей по всему миру, главным вызовом они считают не понимание цифровых трендов, а необходимость культурных и поведенческих изменений своих сотрудников. Можно сказать даже жестче: цифровизация – это не про новые технологии, а про новые бизнес-модели. Про то, как компании и менеджеры ведут бизнес, на чем зарабатывают, как понимают своих клиентов и создают для них новую ценность. Следовательно, как ни странно, «цифровая трансформация» – это прежде всего, про человека и культуру, что гораздо шире привычных нам бизнес-дисциплин и «мягких навыков» (soft skills).

Мы это явно видим в программах бизнес-школы «Сколково» – со стороны корпораций есть большой запрос на обсуждение корпоративной культуры, клиентоориентированных стратегий, ответственного потребления. Также растет спрос со стороны самих бизнесменов и предпринимателей на новые большие цели, поиск смысла и личной идентичности в постоянно изменяющемся и принципиально непредсказуемом мире – это запрос на личную трансформацию и самоопределение в новой реальности.

ПРО БИЗНЕС-НАВЫКИ НАСТОЯЩЕГО И БУДУЩЕГО

Несколько лет назад бизнес-школа «Сколково» провела исследование, чтобы выяснить, какие компетенции есть у лидеров и руководителей ведущих компаний России и мира, и чем российский менеджер отличается от иностранного.
-В основе исследования – принцип скрининга компетенций реальных менеджеров российских и международных компаний через открытую профессиональную сеть LinkedIn. Эта сеть позволяет каждому менеджеру отметить те компетенции (skills/knowledge/abilities), которые он считает у себя развитыми. А его коллеги в сети могут это подтвердить или оставить без внимания. В анализ брались только подтвержденные компетенции.

Нам удалось просканировать, систематизировать и сравнить между собой компетенции более 3000 менеджеров российских и международных компаний (по 1500 с каждой стороны), в сопоставимых отраслях и компаниях. В результаты было выявлено более 1200 специфических знаний/навыков/способностей. Частота встречаемости отдельных компетенций среди 3000 менеджеров составляла от 30% (то есть имеется почти у каждого третьего менеджера до 0,1% (то есть встречается у 1 на 1000 и является очень специфичной).

Анализ компетенций показал, что менеджеры и российских, и международных компаний имеют набор общих компетенций – т.н. «ядро компетенций». Они в одинаковой степени есть как в мире, так и в России, что позволяет говорить о реально существующем стандарте менеджмента, сложившемся в управленческой практике. В него входят понимание стратегии, финансов, маркетинга, проектного управления, переговоры – в общем, почти все, что является основой современного стандарта MBA и EMBA, который преподается в бизнес-школах. Поэтому бизнес-образование стало почти обязательным для любого управленца, который хотел бы добиться успеха в современном мире.

Вместе с этим, был выявлен набор «специфических компетенций», которые больше развиты у менеджеров мировых компаний, и почти отсутствует у нас. И наоборот. Так, топ-5 компетенций, которые доминирует в России связаны с финансами, слияниями и поглощениями, due diligence. В топ-5 специфических компетенций западных менеджеров попало все, что связано с разработкой новых продуктов, продажами, командным лидерством.

Другое наше исследование показало, что у цифровых компаний-лидеров есть еще две уникальные компетенции, который отсутствуют у традиционных компаний и которые важны для успеха в новом мире. Это способность выстраивать стратегические партнерства (strategic partnership) и понимание клиентского опыта (client experience) – то есть того, что нужно человеку в каждый конкретный момент и как создать для него действительно необходимую ценность. С моей точки зрения, эти две компетенции можно назвать «золотыми компетенциями» в управлении на следующие 10-20 лет. И именно на этом мы фокусируем внимание в процессе обучения в бизнес-школе «Сколково».

У цифровых компаний-лидеров есть еще две уникальные компетенции, которые важны для успеха в новом мире. Это способность выстраивать стратегические партнерства (strategic partnership) и понимание клиентского опыта (client experience) – то есть того, что нужно человеку в каждый конкретный момент и как создать для него действительно необходимую ценность.

ПРО ОБРАЗОВАНИЕ

Насколько традиционное образование готово к новым вызовам и куда пойти учиться, чтобы подготовиться к будущему? Наше исследование показывает, что помимо базовых компетенций (инженерных, управленческих и других), которые можно получить в университетах или бизнес-школах, а также специфических отраслевых компетенций, которые преподаются в корпоративных институтах и университетах, крайне важны редкие/необычные знания и навыки. Хотя часто к ним относятся как к хобби или увлечению. Самый яркий пример – Стив Джобс, который основал и потом перестроил Apple. Он был выдающимся маркетологом, хорошо разбирался в ИТ и компьютерах. Но также у него было хобби – он увлекался каллиграфией. И по его признанию, это оказало определяющее влияние на то, как сейчас выглядят современные смартфоны и гаджеты.

Проблема в том, что таких уникальных и специфических навыков и знаний – десятки тысяч, и какое из них в какой момент может оказаться полезным – неизвестно. Но самое главное, в мире отсутствуют системы подготовки такого «штучного товара» – как правило, это происходит в рамках «внеурочных активностей». Поэтому следующим шагом в развитии образовании в России и мире становится формирование образовательных экосистем, в центре которого – человек и его образовательная траектория. А задачей образовательных учреждений и отдельных команд становится создание насыщенного пространства возможностей и развития для каждого человека. Оно принципиально избыточно, т.к. должно включать в себя возможности обучаться всему – от программирования до вязания. Это дорого, поэтому может быть реализовано только в партнерстве образовательных учреждений, корпоративных университетов, онлайн-школ, различных кружков и образовательных стартапов. Создание образовательных экосистем городского и регионального масштаба – становится новым пространством развития и кооперации на ближайшие десятилетия.

Где же здесь место бизнес-образованию? Канадский философ Джордан Питерсон в своей книге «12 правил для жизни» утверждает, что он не считает менеджмент наукой. За этим стоит более широкая концепция – может быть, бизнес-школы сегодня – это логичное продолжение образовательной траектории для взрослых? И они не про бизнес только, а в целом про жизнь? Действительно, бизнес и управление стали органической частью жизни любого человека – не важно, предприниматель ты или наемный менеджер. Поэтому в бизнесе должно стать больше «человечности» и этому нужно учить менеджеров – быть не только т.н. top-performers (теми, кто достигает результат любыми средствами), но и думать о людях, давать им развиваться и расти. Само понятие «мягких навыков» (soft skills) может измениться – оно не про то, как благодаря «работе в команде», «тайм-менеджменту» и «эмпатии» стать более эффективным, а как стать более человечным. Это означает, что само управленческое знание перестает быть строго дисциплинарным, когда нужно знать про общий менеджмент, маркетинг и финансы. Оно может и должно стать действительно междисциплинарным, объединяя в себе менеджмент, поведенческие науки, психологию и технологии. В бизнес-образовании, в силу его практичности, есть все шансы перейти от «лозунга междисциплинарности» к реальным делам, что изменит то, как создается управленческое знание и как устроено бизнес-образование будущего.