«Конкурентоспособными на международной арене нас делают ценные кадры»

Прослушать новость

Лилия Горбунова


Биотехнологическая компания BIOCAD уже несколько лет активно сотрудничает с вузами и школами в процессе подготовки специалистов в области биоинженерии, биомедицины, молекулярной генетики. В интервью на одной из площадок ПМЭФ вице-президент по HR и корпоративному маркетингу BIOCAD Александра Глазкова рассказывает о кадровом потенциале России, сотрудничестве со школами и конкурентоспособности отечественных предприятий. А также о том, что делает российское предприятие конкурентным на международных рынках и зачем компаниям открывать классы по биоинформатике.

Какие конкурентные преимущества должна нарастить фармацевтическая компания, которая хочет быть конкурентоспособной на международной арене?

В нулевой день ПМЭФ в присутствии президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина и председателя Китайской Народной Республики Си Цзинпина было подписано соглашение BIOCAD с китайской компанией Shanghai Pharmaceuticals Holding. В рамках этого соглашения мы планируем запустить совместный производственный объект на территории Китая, на котором будет налажено производство лекарственных препаратов, разработанных в российских лабораториях. На мой взгляд, конкурентоспособными на международной арене нас делает ценный кадровый состав: в компании работают творческие люди, умеющие разрабатывать лекарственные препараты на стыке дисциплин. В нашей стране хорошо развито фундаментальное образование, и российские химики, биологи, физики, математики составляют основу инновационных предприятий, не только фармацевтических.

Чего не хватает российским предприятиям для успешной конкуренции на зарубежных рынках?

Прежде всего – уверенности в себе, понимания того, что, вопреки всем стереотипам, отечественная продукция не хуже, чем зарубежная – она, как минимум, соответствует общемировым стандартам, а в ряде случаев даже превосходит иностранных конкурентов по качеству, цене и функционалу. Нередко ограничения существуют лишь в голове предпринимателя. Нужно только принять решение о выходе на те или иные рынки, дальше сдерживающие факторы станут пре­одолимыми. Научиться работать в правовом поле новых рынков — реальная задача. Минпромторг РФ оказывает поддержку в этом вопросе частным компаниям.
Чего лично нам не хватает сейчас? Не хватает времени. Также хотелось бы расширить производственные возможности нашей компании. Потребность международных рынков настолько велика, что ограничения продиктованы исключительно производственными возможностями компании. Речь идет не просто о новых линиях и цехах, под производство нужен квалифицированный персонал. Но все эти вопросы решаемы, просто требуется время и ресурсы.

 

Практически вся деятельность в компании выстроена по проектному типу, поэтому обязательными являются навыки работы в команде и управления проектами.

 

Вы сказали, что вы конкурентоспособны в плане исследований и производства. А что касается стратегического планирования?

В свое время мы рассматривали различные сценарии развития компании. Нам помогал внешний эксперт – специалисты McKinsey & Company провели анализ инновационности компании и дали рекомендации по дальнейшим шагам. Не так давно по нашему заказу был проведен внешний репутационный аудит, который ляжет в основу стратегии по внешним коммуникациям. Также периодически мы приглашаем преподавателей петербургских вузов: в решении ряда вопросов они сотрудничают с нами в качестве экспертов. С вузами мы в целом взаимодействуем очень активно: петербургский фармкластер составляют не только промышленность и бизнес, но также наука и образование. И по моему мнению, сила, слаженная работа отрасли и социальных институтов дают ответ на вопрос, почему за последние семь лет Санкт-Петербург стал фармацевтической столицей страны.

Как вы сохраняете качественный уровень отбора специалистов? Как инкорпорируете вновь поступивших в культуру вашей организации? Однажды мне довелось присутствовать на собеседовании, которое вы проводили совместно с Дмитрием Морозовым, но, наверное, участвовать в процессе найма каждого сотрудника первому лицу такой компании, как BIOCAD, чрезвычайно затруднительно?

Вы правы, Дмитрий Морозов, наш генеральный директор и один из собственников компании, уже лет пять в собеседованиях не участвует. Исключения бывают раз или два в год, когда речь идет о значимой для него позиции. Более того, и я не так часто могу присутствовать на собеседованиях. В прошлом году в компанию пришло порядка 450 человек. В этом году у нас открыто около тысячи вакансий. Один человек не может отвечать за качественный отбор такого числа специалистов. Если речь идет о ключевых и стратегически значимых позициях, о людях, которые участвуют в разработке дальнейшей стратегии компании в рамках своего направления, и если по каким-то причинам нам приходится брать таких людей на внешнем рынке, то, безусловно, я принимаю участие в собеседовании. Остальной персонал проходит стандартную систему отбора. У нас существует институт HR-партнерства, сотрудники являются экспертами в области управления персоналом, владеют определенными методиками для выявления подходящих на должность кандидатов. Эти специалисты точно понимают, какие ценности являются важными в нашей корпоративной культуре, куда мы движемся и каким образом происходит передача кода корпоративной культуры.
Мы ищем потенциальных кандидатов еще в процессе их обучения: приходим в вузы и проводим с ребятами какое-то время, они приходят к нам на практику, на стажировки, приезжают на экскурсии, посещают гостевые лекции. Они понимают, на каком уровне и чем занимается BIOCAD – сарафанное радио в нашем городе работает прекрасно. Также в компании успешно работает программа «Приведи друга». Мы понимаем, что для компании экономически выгодно, когда сотрудник приводит к нам на работу проверенного и добросовестного специалиста.

 

В нашей стране хорошо развито фундаментальное образование, и российские химики, биологи, физики, математики составляют основу инновационных предприятий, не только фармацевтических.

 

Можете рассказать больше о программе «Приведи друга»?

Конечно. Возьмем для примера такое направление, как биоинформатика. В городе специалистов данного профиля немного, и все друг друга знают. Очевидно, что искать их нужно в узком кругу людей, учившихся или когда-то работавших вместе. Еще один пример: почти вся наша юридическая служба укомплектована выпускниками юрфака СПбГУ, открытых вакансий в этот департамент практически не было. Все вакансии закрывались с помощью знакомых наших сотрудников, либо благодаря рекомендациям преподавателей, которым мы доверяем, поскольку они точно знают, кто и что из себя представляет на рынке. Безусловно, и во время собеседования, и потом, в течение испытательного срока, мы смотрим, насколько человеку близки ценности компании, готов ли он встроиться в существующие процессы.

Вы для себя уже определяли специальности, которые вам будут нужны в перспективе ближайших 5-7 лет?

Осенью 2018 года мы собрали и структурировали информацию о специальностях, которые в ближайшем будущем будут необходимы нам в частности и индустрии в целом. Также при разработке стратегии «Фарма-2030» мы выступали экспертами по вопросу кадров. Наши выводы, которые вошли в эту стратегию, отображают острую потребность всей фармацевтической промышленности страны в кадрах на ближайшие 10 лет. Конечно, у каждой компании индивидуальные потребности и запросы: BIOCAD нужны специалисты-генетики, а, например, «Герофарм» нуждается в специалистах совсем иного профиля, поскольку для них приоритетны другие линии развития. Но в целом «Фарма-2030» довольно полно отражает ситуацию с кадрами в индустрии.

Какое место в вашей компании занимает этика научных исследований, и как вы вообще видите это направление в развитии своей компании?

Работа компании организована по всем требованиям международного законодательства. Мы придерживаемся всех этических норм, принятых в мире, как в отношении системы управления, подразумевающей соответствие законодательным, отраслевым нормам, так и касаемо корпоративной ответственности перед обществом в поддержании гуманистических ценностей и экологичности деятельности компании. Мы пока еще не принимали участия ни в каких мероприятиях по теме биоэтики, но открыты для предложений.
У нас имеется современная лаборатория генной инженерии, которую недавно посетил президент РАН Александр Сергеев, и был впечатлен. Как у компании, работающей на стыке дисциплин, у нас есть и большой интерес, и опасения. По моему личному мнению, не связанному с деятельностью компании, многое будет зависеть от того, какую позицию по данному вопросу займет Россия. Эта тема очень сложная и неоднозначная, люди, которые занимаются разработкой решения данного вопроса в нашей стране, ходят по лезвию ножа и должны обладать большой смелостью для этого.

Вы покупаете патенты? Или полностью все делаете сами? Прокомментируйте, пожалуйста, цикл разработки: патентование, клинические, доклинические исследования, – как это осуществляется в России? Сколько разработка препарата стоит в нашей стране?

Цифры разнятся по стоимости выпуска каждого нового препарата, поэтому не возьмусь обобщать эту информацию. Как правило, наша компания сопровождает выход каждого препарата на рынок официальным пресс-релизом, в котором есть все данные, касающиеся того или иного направления разработки. BIOCAD является компанией полного цикла, и наш процесс ничем не отличается от того, как это делается в США или Европе, потому что международные стандарты для всех одинаковы.
Цикл разработки лекарственного препарата строго регламентирован, невозможно что-то изменить, пропустить или добавить – процесс происходит в рамках требований, общих для всех участников рынка. BIOCAD – компания полного цикла: от поиска молекул, масштабирования, производства до регистрации препаратов и маркетинговой поддержки.
Довольно болезненный вопрос – не только в фармацевтической отрасли – интеллектуальная собственность. Во время форума часто можно было услышать, что для полноценного управления интеллектуальной собственностью в России не хватает квалифицированных кадров, и что инфраструктуру в этой области еще только предстоит строить. Нередко в нашей стране забывают задокументировать авторство разработанной технологии. Специалистам еще предстоит научиться выявлять объекты интеллектуальной собственности, регистрировать их, и использовать патенты как свое международное конкурентное преимущество.

 

Успех достигается, если сотрудник испытывает интерес к своей работе и получает удовлетворение от ее выполнения. Поэтому стоит приобретать те компетенции, которые интересны вам лично. 

 

Какие компетенции, вне зависимости от специальности, — химик, биолог, физик-математик — нужно развивать, чтобы работать в компании BIOCAD?

Практически вся деятельность в компании выстроена по проектному типу, поэтому обязательными являются навыки работы в команде и управления проектами. Также требуется знание английского языка. Почти 90% сотрудников владеют иностранными языками, так как сфера биотехнологий является международной и требует коммуникации с представителями разных стран. Дальнейший пул компетенций определяется тем, в каком конкретном направлении хочет развиваться специалист. Я предпочитаю говорить не о необходимости, вызванной рабочими процессами, а о желании и стремлении каждого человека развиваться и становиться лучше в том, что он умеет делать. Успех достигается, если сотрудник испытывает интерес к своей работе и получает удовлетворение от ее выполнения. Поэтому стоит приобретать те компетенции, которые интересны вам лично. Мы всегда обращаем внимание на инициативных и активных молодых специалистов, и смотрим, какие вакансии в команде им предложить.
Я всегда интересуюсь у ребят без опыта работы, какая у них была жизненная позиция в процессе обучения: были ли они волонтерами, принимали ли участие в каких-то кейсах, какие задачи решали. Поэтому активная позиция, скорость работы, заинтересованность в развитии своей жизни и карьеры — это то, что нужно нашим сотрудникам.

IT-компании в последнее время активно работают со студентами, как и BIOCAD. Но они уже занимаются «выращиванием» кадров со школьной поры. Существуют ли подобные проекты в BIOCAD?

Компания давно вышла на прямой контакт с образовательными учреждениями среднего звена, в том числе с целью направить потенциальных абитуриентов в партнерские вузы. Мы проводим экскурсии для школьников, обучающихся в специализированных классах. Также компания организовывает субботние курсы по биоинформатике для специализированных школ, таких как 30-я школа, физико-технологическая школа-лицей, 239-я школа. BIOCAD активно поддерживает олимпиадные движения.
Недавно прошло рабочее совещание, посвященное развитию образовательного проекта «Сириус», федерального проекта для одаренных детей, по открытию на его базе университета. В этом проекте компания принимает активное участие с 2016 года.
1 сентября 2019 года мы открываем химико-биологический класс в 239-й школе. Предвосхищая вопрос о том, зачем в математической школе химико-биологический класс, отвечу, что будущее за теми, кто умеет работать на стыке наук. Компания очень активно работает со школьниками и придерживается стратегии, что, несмотря на далекую перспективу, способным детям стоит показывать их возможности, чтобы найти и вырастить будущие кадры, которые потенциально заинтересованы в работе в биотехнологической и фармацевтической отраслях.

Использованы вопросы модератора Андрея Иванова на площадке ПМЭФ