Ничего наличного

Прослушать новость

Переход к безналу неизбежен

Главный вызов перехода к безналичности у развивающихся стран — проблемы контроля и защиты приватности. Государства здесь жестки и тоталитарны, имеют все возможности вмешательства в частную жизнь и деятельность предприятий. Мотивация государства может быть в виде борьбы с «серыми зарплатами» и коррупцией, препятствия уклонению от налогов, защиты от терроризма и преступности, сокращения расходов на выпуск и обслуживание банкнот, сокращения аппарата служащих, связанных с денежной массой и т.д. Всё это — позитивные факторы. Но… безналичные платежи дают государству и компаниям-операторам переводов широкий доступ к информации о доходах и расходах человека. Речь идёт о случаях, где оператором платежей является государство — в виде контролёра банковской деятельности или поставщика приложений для проведения транзакций. Аналитики опасаются, что такие данные могут превратиться в инструмент маркетингового (таргетированная реклама, предложение кредитных услуг) или даже политического давления.
Мировой опыт свидетельствует: переход к безналичности достижим, но упирается как в технологические, так и в культурные ограничения.

ВЛАДИМИР
КСЕНОФОНТОВ
ВАСИЛИЙ БАУЭР,
заместитель директора брокерской компании
КРИСТИНА ФРОЛОВА,
главный редактор «Бизнес-журнал. Кузбасс»
— Я пока противник полного отказа от кэша. С поставщиками то же самое: кто-то готов работать по безналу, кто-то не готов ввиду всевозможных причин: не платят налоги, просто не хотят. А банки не дают снимать деньги — блокируют счета. — Основные операции по снятию наличных — это теневые операции. Бизнес пытается вывести деньги и не платить с них налоги. Мы за безналичные операции. Будьте цивилизованными, будьте официальными, будьте прозрачными, и не потребуются cash и серые схемы. — Бизнес готов переходить на безналичные расчёты, экономика — уходить в цифровизацию. Это, безусловно, удобство, и это современный мир. Но бизнес ждёт встречного движения со стороны государства.

 

АРКАДИЙ ЧУРИН
руководитель розничного бизнеса ВТБ
СЕРГЕЙ ДРАНИЦА
управляющий Отделением Кемерово Сибирского ГУ Банка России
НАТАЛЬЯ РАДЧЕНКО
начальник отдела торгового эквайринга Кемеровского отделения Сбербанка

Технологии и предубеждение

Рост числа клиентов, использующих карты для платежей, и увеличение их объёмов фиксируют и в банковском секторе Кузбасса. Например, оборот по эквайрингу банка ВТБ в Кузбассе в 2016 году составил 5 млрд 350 млн руб., в 2017 году — уже 6,5 млрд рублей (+21,5%).
«Ключевой драйвер — клиент меняет своё поведение и под него меняется инфраструктура, — говорит Аркадий Чурин, руководитель розничного бизнеса ВТБ в Кемеровской области. — Если раньше средние и мелкие магазины могли позволить себе не иметь терминал, то сегодня к ним приходит клиент, для которого карточка — ключевой платёжный инструмент».
Наряду с проникновением банковских карт развиваются сервисы онлайн-банкинга и приложения, позволяющие платить с помощью смартфона.
«В целом более 50% клиентов в возрасте от 18 до 24 лет в 2017 году использовали дистанционные каналы. Мы видим, что молодые люди не хотят работать с наличкой, — говорит Аркадий Чурин, — Вместе с тем наблюдается и рост объёма снятия наличных в банкомате, причём его темп опережает рост по эквайрингу».

Согласно данным Центробанка, кузбассовцы обналичивают всё ещё в два раза больше денег, чем тратят по безналу.
«Наши люди ещё пока не привыкли работать с безналичными финансовыми инструментами и предпочитают снять зарплату в банкомате и пользоваться ею гарантированно, — говорит заместитель генерального директора Кузбасского технопарка Ирина Федченко. — Население не очень доверяет банковской системе как таковой. Люди боятся складывать все яйца в одну корзину, они держат деньги и на карте, и на счету, и в кубышке. Граждане, хранившие 30 лет назад свои сбережения в банках, потеряли, в общем-то, всё. У молодёжи такого предубеждения нет, да и денег не очень много, поэтому они тратят их через онлайн-банк».
Другой фактор, тормозящий развитие безналичности в России, по мнению аналитиков, это страх тотального контроля со стороны государства и боязнь за свои персональные данные. Однако банкиры заверяют, что «информация о клиентах охраняется очень хорошо и получить её сторонним лицам не так уж просто — даже по запросам спецслужб».
Тем не менее, Россия вслед за Европой окончательно перейдёт на безналичный расчёт к концу 40-х-началу 50-х годов этого века, считает И. Федченко: «Сменится поколение, сменятся технологии, и мы там будем». Между тем безналичное поколение воспитывается уже здесь и сейчас. «Многие банки выпускают детские карты, — говорит руководитель отдела обслуживания физических лиц и малого бизнеса Сибирского филиала Райффайзенбанка Анастасия Драганчук. — Дети с ранних лет учатся пользоваться этим инструментом и распоряжаться финансами правильно. Разумеется, под контролем родителей, ведь на таких картах есть лимиты на снятие, на траты».

POS комиссией красен

Безналичные платежи для покупателей товаров и услуг по большому счёту удобны и выгодны: банки стимулируют своих картхолдеров программами лояльности (бонусами, кэшбэком). Продавцы же, напротив, несут издержки в виде комиссии за операции, поэтому нередко неохотно идут на установку POS-терминалов (по закону, эта обязанность возникает при годовом обороте свыше 40 млн руб.).
«В среднем комиссия по эквайрингу составляет 1,5–2%, — комментирует заместитель начальника регионального офиса по корпоративному бизнесу банка «Левобережный» Ирина Изевлева. — Я бы из цифры убрала расходы, какие бы понёс предприниматель за внесение наличных в кассу — 0,4-0,5%. Если же он самостоятельно не инкассирует наличность, а пользуется услугами сторонней организации, — это ещё минус 0,8%. Оставшийся процент — это реальная плата за обслуживание расчётного счета и, так или иначе, безопасность».
В качестве других факторов дискомфорта в работе с безналичными представители бизнеса называли трудности в расчётах с поставщиками и блокировку счетов банками при снятии денег. Начальник отдела торгового эквайринга Кемеровского отделения Сбербанка Наталья Радченко напомнила про законную обязанность банков проводить финансовый мониторинг. «Банки действительно отслеживают, на что клиент снимает деньги, — говорит она. — Если эти суммы превышают какие-то пороги, с клиентом связываются, просят указать, на что снимаются деньги, клиент указывает, и проблема решается». Не всегда это происходит так быстро, как хотелось бы. И всё же случаи многодневных простоев счетов представители кредитных организаций сводят к частным и связывают их с человеческим фактором: некомпетентностью наёмных бухгалтеров, несвоевременным просмотром почтового ящика, где лежит уведомление о блокировке и так далее. «Предпринимателю нужно либо научиться работать в рамках закона, либо отказаться от кэша вообще», — констатирует Ирина Изевлева.

Снимать нельзя переводить

— Бизнесу создаются «все условия», чтобы он минимизировал свои расходы в наличности и перевёл их в безнал, — констатирует модератор круглого стола, главный редактор «Бизнес-журнала. Кузбасс» Кристина Фролова. — И завтра, когда безналичных расчётов будет всё больше, это может привести к заторам в хождении денежных средств. Насколько можно обезопасить себя от подозрений финмониторинга? Как можно проверить себя на критерии, по которым вас могут заблокировать завтра?
— Проведение обычных для вашего бизнеса операций не должно вызывать вопросов со стороны служб финмониторинга банков, — отвечает управляющий Отделением Кемерово Сибирского ГУ Банка России Сергей Драница. — Но если они возникли или если операция уже приостановлена, — свяжитесь с банком и поясните её экономический смысл.


Безналичные платежи будут развиваться не только через банковскую систему. По данным международной организации BetterThanCashAlliance, из 7 миллиардов населения мира мобильные телефоны есть у 6 миллиардов, а банковские счета — только у 2 миллиардов. В этом отношении у мобильных технологий есть большое преимущество по уровню проникновения.


Но так называемого единого экспресс-чек-листа на сегодняшний день не существует.
Василий Бауэр отмечает, что «сегодня 100% операций на фондовых рынках и рынках ценных бумаг, в том числе и покупка гособлигаций, проходят в безналичном формате. Никто не приезжает с чемоданом денег и не уезжает с чемоданом бумаг». Переход к безналичности — вопрос времени.
В Канаде снятие наличных занимает всего 24% от операций граждан в банкоматах, в России на сегодня — более 95%. Половина жителей страны пользуется «пластиком» раз в месяц, чтобы снять наличные деньги. Причины — тотальное недоверие к банковской системе (массовое банкротство банков за последние годы), неразвитая платёжная инфраструктура в большинстве малых городов, низкая скорость транзакций, высокая доля пенсионеров, не умеющих пользоваться современными продуктами. В то же время приоритет государства по внедрению «пластика» в качестве инструмента по выплате заработной платы, развитие онлайн-банкинга у ведущих игроков банковского сектора, интернет-проекты типа «Тинькофф-банка», возможности перевода средств через мессенджеры и социальные сети, активный выход на рынок ApplePay будут стимулировать молодое поколение россиян к применению новых финансовых технологий. Постепенная смена поколений, высокая динамика развития мобильных и интернет-сетей, переход банковских услуг в цифру, стимулирующие программы для бизнеса в совокупности позволят в течение ближайших 2-3 десятилетий привить практику пользования безналичными средствами подавляющему большинству населения нашей страны.
Отказ от безналичных денежных средств и их минимизация в России обязательно произодёт, но сделать этот шаг сегодня экономика, пожалуй, не готова. На налаживание отношений между бизнесом, банками и государством в этой сфере потребуется время.

— В мире уже опробованы инструменты, стимулирующие переход предприятий на безналичные формы расчётов. Так, например, Visa предлагает средства в объёме $10 000 ресторанам на модернизацию платёжных технологий и маркетинг. В обмен рестораны должны прекратить работу с наличными, принимая оплату через карты или мобильные технологии типа ApplePay. По мнению представителя сети из 66 ресторанов Sweetgreen, за год полностью перешедшей на безналичную форму оплаты, карты экономят время персонала, более гигиеничны, в несколько раз снижают риски ограб­ления. Кроме того, экономится время персонала на пересчёт наличных, поездки в банк и оформление документации. Количество клиентуры и оборот сети после перехода на безналичность не уменьшились.

ИРИНА ФЕДЧЕНКО
заместитель генерального директора АО «Кузбасский технопарк»

 

ЭТО ИНТЕРЕСНО
Эксперты связывают положительные тенденции с тем, что банки внедрили эффективные автоматические системы защиты.
Например, если операция превышает определённый лимит, платёж уходит в зарубежный банк или крупная сумма переводится частному лицу, которому владелец карты прежде никогда не посылал денег, банк может расценивать это как такие транзакции. Защитные системы приостанавливают подозрительные транзакции, чтобы банк мог уточнить у владельца карты, действительно ли тот делал такой перевод или платёж.
При этом мошенники всё реже используют технические средства, чтобы красть деньги через банкоматы и торговые точки, и чаще используют социальную инженерию. Преступники играют на чувствах людей и обманом выманивают у них данные карт или убеждают переводить деньги.
Ещё один популярный способ — вирусное заражение смартфонов и других личных устройств пользователей.
Сегодня в Банке России действует специальный Центр мониторинга и реагирования на компьютерные атаки в кредитно-финансовой сфере — ФинЦЕРТ. Он аккумулирует информацию о кибератаках и схемах социальной инженерии. А затем быстро предупреждает о появлении новых угроз и финансовые организации, и их клиентов.
В информационном обмене с ФинЦЕРТ Банка России сегодня участвуют больше 600 организаций, среди них — банки и другие финансовые компании, операторы связи и производители антивирусов, а также полиция и другие организации. В ближайшем будущем регулятор обяжет все финансовые организации немедленно обмениваться информацией о кибератаках с ФинЦЕРТ и перевести эту коммуникацию в автоматизированный режим.

 

ИТОГИ КРУГЛОГО СТОЛА

«ЗА»

Активные пользователи безналичных платежей — молодое поколение.

Банковская карта — ключевой платёжный инструмент как онлайн, так и оффлайн.

Детские банковские карты под контролем родителей.

Банки стимулируют своих картхолдеров программами лояльности (бонусами, кэшбэком).

Повышение финансовой грамотности населения — держателей карт, контроль личных бюджетов.

Средство для оплаты инструментов инвестирования (операции на фондовых рынках и рынках ценных бумаг.

«ПРОТИВ»

Старшее поколение не доверяет банкам.

Страх тотального контроля со стороны государства.

Страх за сохранность персональных сведений картхолдеров.

Продавцы несут издержки в виде банковских комиссий за эквайринг, поэтому неохотно идут на установку POS-терминалов либо перекладывают эти расходы на покупателя.

Бизнес испытывает трудности в наличных расчётах с поставщиками.

Автоматическая блокировка счетов банками при снятии большой суммы денег, при подозрении на сомнительность операции, обналичивание денежных средств с неясными сроками и условиями дальнейшей разблокировки.

Отсутствие общедоступных определённых критериев Росфинмониторинга , т.н. чек-листа — для оценки на предмет сомнительности операции и вероятности блокировки счетов.