Центробанк: в чьих интересах?

Центральный банк в большинстве стран мира — это особый финансовый институт, который фактически не входит в состав ни одной из ветвей государственной власти: ни в исполнительную, ни в законодательную, ни в судебную. И Россия здесь не исключение: и Конституция, и федеральный закон о Центробанке фактически подтверждают его частную сущность. Несмотря на то, что фундаментальные законодательные акты в стране действуют уже больше десятка лет, их содержание для многих всё ещё остаётся большим секретом. Но обо всём по порядку.
Согласно статье 2 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации», уставный капитал и иное имущество Банка России являются федеральной собственностью. В соответствии с целями и в порядке, установленном настоящим федеральным законом, Банк России осуществляет полномочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом Банка России, включая его золотовалютные резервы Банка России. Изъятие и обременение обязательствами указанного имущества без согласия не допускаются, если иное не предусмотрено федеральным законом. Государство не отвечает по обязательствам Банка России, а Банк России — по обязательствам государства, если они не приняли на себя такие обязательства или если иное не предусмотрено федеральными законами.


Конституция и федеральный закон о Центробанке фактически подтверждают его частную сущность.


Получается, по закону уставный капитал и имущество банка являются федеральной собственностью, но уставный капитал банка — это всего лишь 3 млрд рублей. Собственность банка — это его здание, мебель и оргтехника. Вместе с тем за ЦБ остаётся привилегия распоряжаться по своему усмотрению сотнями миллиардов долларов золотовалютных резервов страны. Кроме того, закон чётко указывает на то, что наш ЦБ не отвечает по обязательствам страны. Фактически это означает, что у государства долги свои, у Центробанка — свои.
Осуществляя расходы за счёт собственных доходов, Банк России по сути действует как частная корпорация. При этом основные функции, вменённые ЦБ законом, далеки от частных интересов и касаются всей страны. Это защита и обеспечение устойчивости рубля, развитие и укрепление банковской системы Российской Федерации, обеспечение стабильности финансового рынка страны и развитие национальной платёжной системы, денежная эмиссия, рефинансирование кредитно-банковских институтов, проведение валютной политики, правление золотовалютными резервами.
Другими словами, негосударственный банк имеет право печатать деньги всей страны и получать доход от этой деятельности. Также Центробанк является кредитором последней инстанции, кредитуя все коммерческие банки страны, он фактически кредитует и каждого заёмщика, и самостоятельно определяет, под какой процент вы возьмёте ипотеку, купите автомобиль или оформите денежный займ на развитие бизнеса. Кроме того, согласно всё тому же закону, Банк России может без согласования с Правительством РФ менять ставку рефинансирования, поднимать или опускать курс национальной валюты, выдавать и отзывать лицензии у частных банков. В одних случаях, как, например, с банком «Открытие», Центробанк готов потратить триллион рублей на санацию кредитной организации, или, наоборот, отозвать лицензию, как это случилось с «Югрой». И даже прокуратура здесь оказалась бессильна. Создав своеобразный прецедент, минувшим летом Генпрокуратура даже попыталась опротестовать решение Центробанка в отношении «Югры», но Агентство по страхованию вкладов всё же начало выплаты клиентам банка, несмотря на протесты надзорного ведомства, а лицензия в итоге была отозвана.


Банк России может без согласования с Правительством РФ менять ставку рефинансирования и курс национальной валюты.


В этой связи о конфликте финансовых интересов страны и ЦБ стали говорить не только политологи, финансисты и банкиры, но и парламентарии. Минувшей осенью этот вопрос стал ребром даже в Госдуме, часть депутатов высказалась о том, что принцип работы Центробанка нужно изменить, чтобы он отвечал в том числе за поддержку роста экономики. Речь шла и о расширении функционала прокуратуры.
— Задача минимум — наделить органы государственного контроля правом контролировать не только министерства и ведомства, но и Центральный банк и его решения в плане исполнения законодательства, — заявил член комитета Госдумы по бюджету и налогам Евгений Фёдоров.
Но пока данные инициативы никаких законных очертаний не обрели. Тем временем Центробанк продолжает функционировать на прежних основаниях, правда, сложно сказать, в чьих интересах он при этом действует.

Марина Фурманенко